Журналистская тайна – что это такое

Банковская тайна

Банковская тайна – это сведения о банковском счете и банковском вкладе, операциях

по счету и сведения о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть

предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро

кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Все

служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее

клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной

организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть

предоставлены в исключительных случаях, и в следующем порядке:

Справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих

предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются

кредитной организацией судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате Российской

Федерации, налоговым органам, таможенным органам Российской Федерации и органам

принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц в

случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии

согласия руководителя следственного органа – органам предварительного следствия по

делам, находящимся в их производстве, а также ОВД при осуществлении ими функций по

выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений.

Справки по счетам и вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией

судам, органам принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и

должностных лиц, организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию

вкладов, при наступлении страховых случаев, а при наличии согласия руководителя

следственного органа – органам предварительного следствия по делам, находящимся в их

Справки по счетам и вкладам в случае смерти их владельцев выдаются кредитной

организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада в сделанном кредитной

организации завещательном распоряжении, нотариальным конторам по находящимся в их

производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов

иностранных граждан – иностранным консульским учреждениям.

Информация по операциям юридических лиц, граждан, осуществляющих

предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц

предоставляется кредитными организациями в уполномоченный орган, осуществляющий

меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным

За разглашение банковской тайны Банк России, организация, осуществляющая функции по

обязательному страхованию вкладов, кредитные, аудиторские и иные организации,

уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации

(отмыванию) доходов, полученных преступным путем, а также их должностные лица и их

работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба.

__12.4.4. Журналистская тайна

Журналистская тайна – это обязанность журналиста и (или) редакции сохранять

конфиденциальность информации и (или) ее источника. Конфиденциальная информация это

сведения, сообщенные на условиях их неразглашения.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах

сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне. Редакция

обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее

сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда

соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах

сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего,

совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего

административное правонарушение или антиобщественное действие, без согласия самого

несовершеннолетнего и его законного представителя. Редакция не вправе разглашать в

распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на

личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого

несовершеннолетнего и (или) его законного представителя.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10293 – | 7618 – или читать все.

194.79.20.246 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Журналистская тайна и проблемы ее обеспечения при производстве по уголовным делам

Григорьев Ф.Г., аспирант кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Охрана источников информации журналистов (журналистской тайны) является важной гарантией свободы массовой информации и предусмотренного ст. 29 Конституции РФ права каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Понятие журналистской тайны мы находим в Декларации, принятой Международной федерацией журналистов , содержащей основные принципы профессиональной этики журналистов. В п. 6 данной Декларации предусмотрено, что журналист сохраняет профессиональную тайну: источник информации, не желающий обнародовать себя, должен оставаться нерассекреченным. Следовательно, под журналистской тайной мы понимаем данные о лице – источнике информации, не желающем раскрывать себя в качестве такого источника.

Правовые и этические нормы журналистской деятельности в документах. М.: Центр “Право и СМИ”, 1998. С. 120.

Статья 41 Закона РФ “О средствах массовой информации” (далее – Закон “О СМИ”) устанавливает, что редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Формулировка приведенной нормы, возлагающей ответственность хранить в тайне источник информации на редакцию, под которой закон понимает организацию, учреждение, предприятие, граждан либо объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации, неточна. Сбором информации для средства массовой информации занимается в силу своих профессиональных обязанностей журналист, который в соответствии со ст. 49 Закона “О СМИ” обязан сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника. Именно на журналиста прежде всего должна распространяться норма ст. 41 Закона “О СМИ”.

Вместе с тем сотрудники редакции, а также главный редактор как лицо, возглавляющее редакцию и принимающее окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации, могут обладать сведениями об источнике информации журналиста. Представляется, что в целях охраны источника информации на данных лиц также должна быть распространена обязанность сохранения в тайне источника информации.

Таким образом, ч. 2 ст. 41 Закона “О СМИ” должна быть изложена в следующей редакции: главный редактор, журналист, сотрудник редакции обязаны сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Приведенная норма, по сути, предоставляет журналисту право отказаться от дачи показаний об источнике информации (данных о лице, предоставившем сведения с условием неразглашения его имени) в случае допроса его в качестве свидетеля при производстве по уголовному делу. Однако УПК РФ свидетельской привилегии для журналиста не предусматривает.

Единственная норма УПК РФ, которая имеет отношение к журналистской тайне, содержится в ч. 2 ст. 144 УПК РФ, в соответствии с которой редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.

Однако УПК РФ не предусматривает никаких гарантий охраны журналистской тайны при допросе журналиста в качестве свидетеля. Интересы установления истины по уголовному делу, доказывания обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, уголовно-процессуальным Законом поставлены в приоритетное положение по отношению к праву каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29 Конституции РФ).

Мы считаем, что собирание журналистом информации из конфиденциальных источников – это один из законных способов сбора информации. Следовательно, какое-либо ограничение права журналиста на собирание информации есть нарушение свободы слова и права на свободное распространение информации, что является недопустимым. Поэтому сложившаяся ситуация, при которой уголовно-процессуальный закон не содержит решения о том, как сохранить баланс между интересами правосудия и указанными конституционными правами человека, является неприемлемой и подлежит исправлению.

Итак, изложим суть проблемы. Закон “О СМИ”, который имеет такую же юридическую силу, как и УПК РФ, фактически предоставляет свидетельскую привилегию сотруднику редакции, журналисту отказаться называть источник информации в случае, если его допрос производится дознавателем, следователем или прокурором. УПК РФ такой свидетельской привилегии не содержит. Также Закон устанавливает, что предоставление указанных сведений осуществляется на основании “соответствующего требования”, исходящего от суда в связи с находящимся в его производстве делом. Однако УПК РФ не регламентирует порядок оформления судом такого требования, которое, как нам представляется, не может быть предъявлено в произвольной форме.

Ниже предлагаем рекомендации по устранению указанных выше противоречий.

Прежде всего ст. 56 УПК РФ должна предусматривать запрет допроса свидетеля – сотрудника редакции, журналиста об источнике информации, предоставленной на конфиденциальной основе, в случае если допрос производится на досудебных стадиях. Установление в законе подобной императивной свидетельской привилегии (то есть права отказаться от дачи показаний и запрета допроса об указанных обстоятельствах) необходимо как в целях обеспечения безопасности лица – источника информации, так и в целях охраны журналистской тайны. При этом мы не видим какого-либо ущерба для процесса доказывания по уголовному делу.

Помимо этого, в УПК РФ требуется внести дополнения, регламентирующие порядок предоставления сведений о лице – источнике информации в ходе судебного разбирательства. Считаем справедливым следующее мнение: “В процессуальном законодательстве особо случай о раскрытии источника информации не оговаривается, нет специальных правил оформления такого требования суда. Очевидно, оно должно быть оформлено в виде мотивированного постановления или определения суда (судьи)” .

Комментарий к Закону РФ “О средствах массовой информации”. М., 2001 // Справочная правовая система.

Считаем, что вопрос о раскрытии источника информации может быть рассмотрен судом в ходе судебного следствия по ходатайству сторон либо по собственной инициативе. На досудебных стадиях вопрос о раскрытии данных о лице – источнике информации перед судом поставлен быть не может, так как в ст. 41 Закона “О СМИ” обоснованно указано на то, что соответствующее требование может поступить от суда только в связи с делом, находящимся в его производстве. Принятие решения по данному вопросу должно происходить в закрытом судебном заседании и в отсутствие присяжных заседателей (если дело рассматривается с участием коллегии присяжных заседателей). Естественно, суд должен заслушать мнение сторон непосредственно перед принятием такого решения.

Читайте также:  Уровни квалификации в профессиональных стандартах согласно ТК

В случае если суд первой инстанции сочтет необходимым обязать сотрудника редакции, журналиста раскрыть источник конфиденциальной информации, то должно быть вынесено мотивированное постановление, в котором указывается источник конкретных сведений, подлежащий раскрытию. Мотивом к принятию судом указанного решения может служить необходимость проверки показаний сотрудника редакции, в том числе и путем допроса в качестве свидетеля лица – источника информации. Соответственно, такие мотивы должны быть изложены в постановлении.

Также считаем, что сведения об источнике информации могут быть предоставлены суду без предоставления этих сведений сторонам, что, разумеется, не служит препятствием к допросу такого лица в условиях, исключающих визуальное наблюдение такого свидетеля другими участниками судебного разбирательства, что позволяет ч. 5 ст. 278 УПК РФ. При этом решение о сохранении в тайне от сторон подлинных данных о таком лице должно быть мотивировано в постановлении об обязании сотрудника редакции, журналиста к раскрытию источника информации. Данная мера служит гарантией безопасности лица – источника информации и предотвращает возможные посягательства на его жизнь и здоровье.

С учетом изложенного полагаем, что в УПК РФ необходимо внести в виде отдельной статьи дополнения, регламентирующие порядок предоставления сотрудником редакции сведений о лице, предоставившем информацию на конфиденциальной основе.

Требуется проанализировать следующий вопрос: какие обстоятельства могут служить основанием к принятию судом решения о раскрытии источника информации? В целях выработки единого подхода имеет смысл обратиться к практике Европейского суда по правам человека. В решении от 27 марта 1996 г. по делу Гудвин против Соединенного Королевства указано на то, что, “хотя и существует общая заинтересованность в том, чтобы журналист свободно получал информацию, он не может не понимать, что данное им обещание сохранять конфиденциальность и не ссылаться на источник информации должно уступать более важному общественному интересу” .

Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 183 – 195.

Следует также обратить внимание на Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R(2000)7 , в соответствии с которыми распоряжение о раскрытии информации может быть дано только в том случае, если существует первостепенная необходимость сделать это в общественных интересах и если обстоятельства носят достаточно важный и серьезный характер. При этом раскрытие информации, устанавливающей источник, не должно считаться необходимым, если нельзя убедительно установить, что не существует разумной альтернативы раскрытию или эти альтернативные меры уже исчерпаны должностными лицами или государственными органами, которые добиваются раскрытия, и законный интерес в раскрытии определенно перевешивает общественный интерес в нераскрытии.

Рекомендация Комитета министров Совета Европы относительно права журналистов не раскрывать свои источники информации от 8 марта 2000 г. Текст Рекомендации в РФ официально опубликован не был. См.: Справочные правовые системы.

При выяснении вопроса о наличии важного общественного интереса требуется учитывать нормы профессиональной этики журналиста. Пункт 4 Кодекса профессиональной этики российского журналиста предусматривает, что право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжелого и неминуемого ущерба для людей.

Кодекс профессиональной этики российского журналиста, принятый Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 г. // Право и этика в работе журналиста. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1996. С. 203.

Таким образом, на основе изложенного считаем, что суд, решая вопрос об обязании раскрыть источник информации, должен выяснить, существует ли по делу важный общественный интерес, который имеет преимущество перед интересами как сотрудника редакции, так и лица – источника информации. При этом по делу были исчерпаны все законные средства, направленные на установление источника информации, как процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, так и оперативно-розыскные мероприятия, при помощи которых возможно установить лицо, являющееся источником информации.

Вместе с тем предлагаем не устанавливать в УПК РФ каких-либо жестких, однозначно определенных оснований, при наличии которых суд должен будет обязать сотрудника редакции раскрыть источник информации либо отказать в удовлетворении ходатайства стороны участника судебного разбирательства о таком раскрытии. Суд должен решать данный вопрос с учетом конкретных обстоятельств дела, степени возможности какого-либо посягательства на лицо – источник информации, при этом руководствуясь законом и совестью.

Считаем, что вопрос о раскрытии данных о лице, предоставившем информацию с условием сохранения в тайне данных о его личности, не может быть разрешен при производстве в судах кассационной и надзорной инстанций. В случае возникновения сомнений в правильности оценки показаний сотрудника редакции, журналиста вышестоящий суд должен отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

И наконец, следует решить вопрос о том, каким же образом поступать суду до принятия предложенных дополнений в УПК РФ. Считаем, что дознаватель, следователь и прокурор на досудебных стадиях обязаны руководствоваться напрямую нормами ст. 29 Конституции РФ и не имеют права допрашивать сотрудника редакции, журналиста на предмет данных о личности лица, предоставившего информацию с условием неразглашения данных о его личности. В любом случае, привлечение сотрудника редакции, журналиста к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний на предмет данных о личности лица – источника информации недопустимо.

Что касается судебных стадий, то суд в каждом конкретном случае должен выяснить, действительно ли имеется необходимость получить данные о личности лица – источника информации для проверки собранных доказательств и есть ли возможность проверить все возникшие версии и устранить имеющиеся противоречия без раскрытия таких данных. При этом суд должен отказать в раскрытии этих данных во всех случаях, когда имеются сведения о наличии угрозы безопасности лица, данные о котором засекречены.

В случае если суд признает, что раскрытие данных о личности лица, согласившегося предоставить информацию с условием неразглашения данных о его личности, является необходимым, то необходимо руководствоваться ст. 271 УПК РФ, рассмотреть заявленное стороной ходатайство о раскрытии указанных данных, выслушать мнение сторон и вынести мотивированное постановление об обязании сотрудника редакции, журналиста к раскрытию данных о лице – источнике информации либо об отказе в таковом.

Учебное пособие по курсу “Правоведение”


Загрузить всю книгу

Модуль 1. Государство
1. Общие положения о государстве и государственной власти
1.1. Понятие и сущность государства
1.1.1. Сущность государства

Государство занимает в обществе центральное положение и играет в нем главную роль. По характеру государства можно судить обо всем обществе. Общество не является простой совокупностью индивидов. Это сложный социальный организм, продукт взаимодействия людей, определенная организация их жизни, связанная, прежде всего, с производством, обменом и потреблением жизненных благ. Общество – сложная динамическая система связи людей, объединенных семейными узами, групповыми, сословными, классовыми отношениями. Это такая общность индивидов, где действуют уже не биологические, а социальные законы.

Рассматривая общество, необходимо различать три категории индивидов:

1)человек – это разумное психофизическое существо, живущее в обществе;

2)личность – это человек, обладающий определенным статусом в обществе, комплексом прав, свобод, обязанностей;

3)гражданин – это личность, действующая в политической жизни, имеющая политические права, свободы, обязанности. По отношению к конкретному государству гражданином является лицо, находящееся в определенной политико-правовой связи с этим государством, с определением взаимных прав и обязанностей государства и гражданина.

По отношению к обществу государство выступает как субъект управления, обеспечения законности и правопорядка, а по отношению к нарушителям порядка – как орудие принуждения и насилия. Наиболее важной чертой государства является то, что оно всегда выступает как единственная организация политической власти, управляющая всем обществом. Для этой цели используется государственный аппарат, который отделен от общества и в общественных отношениях представляет государство.

В определении сущности государства на первом месте стоит содержательная сторона. В этой связи можно выделить классовый, общечеловеческий, религиозный, национальный, расовый подходы к сущности государства. Хронологически первым выступает классовый подход, в рамках которого государство можно определить как организацию политической власти экономически господствующего класса. Такое государство – средство для обеспечения интересов господствующего класса, слоя, социальной группы, что вызывает сопротивление у других классов. Отсюда вечная проблема «снятия» данного сопротивления с помощью насилия, диктатуры, господства. Рабовладельческие, феодальные, раннебуржуазные, социалистические (на этапе диктатуры пролетариата) государства по своей сути выступают классовыми государствами. Общечеловеческие и иные интересы в этих государствах также присутствуют, но они отходят на второй план.

Более прогрессивным является общечеловеческий (или общесоциальный) подход, в рамках которого государство можно определить как организацию политической власти, создающую условия для компромисса интересов различных классов и социальных групп. Здесь государство используется в более широких целях, как средством для достижения интересов общества. Государство в такой сущности, не занимая однозначной классовой позиции, используется больше как арбитр, пытающийся согласовать имеющиеся в разнородном обществе противоречия, конфликты, коллизии. Таких государств, в реальности нет. Но есть ряд стран, которые в достижении этой цели добились гораздо больше успехов, нежели современная Россия. К таким государствам можно отнести Германию, Швейцарию, Швецию, Австрию и др.

Религиозный подход проявляется в организации политической власти, содействующей преимущественно осуществлению интересов определенной религии. Например, католический Ватикан, исламские Пакистан, Иран, Ливия и др.

В рамках национального подхода государство проявляется как организация политической власти, содействующая преимущественному осуществлению интересов титульной нации за счет ущемления интересов других наций, проживающих на территории страны. Например, современные Латвия, Эстония и др.

Социальное назначение государства вытекает из его сущности. Какова сущность государства, таков и характер его деятельности, таковы цели, задачи и функции, которые оно ставит перед собой.

Читайте также:  Кто оплачивает медосмотр при приеме на работу, возмещение расходов

Журналистская тайна — что это

Информация к журналистам поступает из различных источников. Некоторые из этих источников снабжают новостные издания сведениями на условиях неразглашения данных. Кроме того, существуют случаи, когда законодательство напрямую запрещает упоминать в публикациях личность человека.

Понятие журналистской тайны

Краткое определение понятия журналистской тайны дается в международной декларации принципов поведения журналистов. В ст. 6 документа содержится указание на обязанность представителей профессии сохранять в тайне происхождение информации, если доступ к ней был разрешен на условиях анонимности.

Российское законодательство распространяет обязанность по сохранению конфиденциальности источников сведений на всех работников редакции (ФЗ № 2124-1 от 27.12.1991 «О средствах массовой информации», ст. 41).

При этом судебная инстанция выносит такое решение только по делам, находящимся в их производстве.

Кроме того, журналистам запрещается в своих публикациях и иных материалах разглашать информацию о несовершеннолетних, которые совершили то или иное правонарушение. Обнародовать персональные данные нарушителей можно только с их согласия либо согласия законных представителей.

Более жесткие ограничения законодатели накладывают на сохранение конфиденциальности персональных данных, не достигших 18-летнего возраста потерпевших от противоправных действий других лиц. СМИ запрещено использовать даже видео-, фото- и аудиоматериалы, которые могут повлечь за собой идентификацию такого пострадавшего.

Для разглашения сведений о не достигшем совершеннолетия пострадавшем от правонарушения необходимо его согласие или разрешение его законных представителей (если ребенок младше 14 лет). В исключительных случаях, когда разрешение получить невозможно, а распространение информации поможет розыску ребенка либо установлению деталей преступления, публиковать данные потерпевшего можно без получения такого согласия.

Например, противоправные действия в отношении детей совершают их родители, опекуны или попечители.

Вместе с тем, в руки журналистов нередко попадают материалы, которые содержат данные, охраняемые российским законодательством (госсекреты, другие профессиональные тайны). Эту информацию также запрещено разглашать (закон № 2124-1, ст. 4).

Ответственность за разглашение журналистской тайны

Как и в случае с другими видами профессиональных тайн, сотрудников редакций можно привлечь к ответственности за несанкционированное распространение информации и нанесенный их действиями вред.

Ответственность может быть:

Наказание работника СМИ за нарушение журналистской тайны в рамках трудового законодательства может сопровождаться требованием устранить нанесенный вред либо возместить материальный или моральный вред.

Кроме того, человек, чьи персональные данные были разглашены без его согласия, может инициировать расследование в отношении действий журналиста, обратившись с заявлением в правоохранительные органы.

В зависимости от тяжести последствий нарушения журналистской или иной профессиональной тайны, работника СМИ привлекают либо к административной ответственности (КоАП, ст. 13.14), либо к уголовной ответственности (УК РФ, ст. 137, 155, 183, 283, 283.1).

Журналистская тайна в первую очередь направлена на защиту конституционного права каждого гражданина на получение всесторонней информации. Поскольку передача сведений в СМИ может вызвать для информатора негативные последствия, разглашение персональных данных такого лица возможно только с их согласия. Кроме того, ограничены действия журналистов по упоминанию в своих публикациях и материалах, данных, не достигших совершеннолетия правонарушителях и пострадавших от преступлений. За нанесенный такими действиями журналистов вред их привлекают к ответственности, вплоть до уголовной.

Им также запрещено использовать в своей профессиональной деятельности сведения, которые могут относиться к информации, охраняемой законодательством, которая стала доступна журналисту в ходе выполнения должностных обязанностей. Ответственность за несанкционируемое разглашение этих данных он несет наравне с другими группами работников, которые напрямую упомянуты в нормативных актах, охраняющих такие секреты.

Ответственность журналиста за распространение секретной информации

Важной проблемой для СМИ является проблема ответственности за распространение охраняемой законом информации. Даже законопослушному и лояльному по отношению к власти журналисту иногда не под силу разобраться в уровне конфиденциальности сведений, которые он хочет распространить.

При советской власти такая ответственность журналиста была весьма условной.

ГУОТ упразднили, а Управление военной цензуры было решено реформировать. Сейчас она называется «Отдел информационной безопасности в средствах массовой информации» (ОИБ) при Генеральном штабе Вооружённых Сил России. Любая газета, любой журналист, если у них возникают сомнения, не подпадают ли сведения, которые они хотят опубликовать, под разряд государственной тайны, могут обратиться в этот орган за консультацией, причем предложения ОИБ о редактировании статьи будут носить именно рекомендательный, а не обязательный характер. Оказывается эта услуга бесплатно и достаточно оперативно. ОИБ не имеет права отказать журналисту в консультации, если тема его материала относится к компетенции Министерства обороны. Штамп ОИБ о том, что в тексте просмотренного материала нет сведений, содержащих государственную тайну, освобождает редакцию СМИ от уголовной и иной ответственности за нарушение законодательства о гостайне. Каждый год ОИБ отвечает на несколько десятков обращений от «гражданских» (т.е. не учреждённых Министерством обороны или Вооружёнными Силами) СМИ. ОИБ также следит за соблюдением государственной тайны в военной области, для этого им просматриваются вышедшие в свет материалы СМИ. В исключительных случаях ОИБ направляет обращения в прокуратуру о возбуждении уголовных дел. Схожие с ОИБ функции выполняют «представители по работе со СМИ» в военных округах и при главных штабах видов войск.

Подобная процедура «добровольной цензуры» предусмотрена и в некоторых других странах, причём для многих журналистов она оказывается, скорее, полезной, чем вредной. Так, например, на основании статьи 4 Закона о печати Испании лицо, ответственное за содержание публикации (редактор, журналист), может обратиться в правительственную администрацию и получить заключение о законности данной публикации. При этом отрицательное решение не является актом цензуры и не влечёт никаких правовых последствий, хотя административное одобрение представленного на проверку текста освобождает СМИ от ответственности за последствия публикации.

Известно, что в соответствии со статьёй 4 Закона «О средствах массовой информации» запрещается использование СМИ для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну.

Как было сказано выше, вопросы отнесения сведений к разряду секретных регулирует Закон «О государственной тайне», в соответствии с которым 30 ноября 1995 года был издан указ Президента РФ «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне». В этих актах приблизительно определено, какие сведения являются секретными. Однако в них не так просто разобраться. Исследователь Ф.Д. Кравченко в своем выступлении на конференции[15] приводит несколько примеров расплывчатости формулировок статьи 5 Закона РФ «О государственной тайне». В соответствии с ней секретными, в частности, являются сведения о достижениях науки и техники, о научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работах, о технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства. Нечёткость этой формулировки может привести к тому, что практически любая статья в газете или журнале, описывающая научно-конструкторские, исследовательские и т.п. проекты и достижения России (которые, конечно, имеют значение и для безопасности государства, а также могут иметь важное оборонное значение) может нарушить законодательство о государственной тайне.

Помимо Закона «О государственной тайне» и указа «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» существуют другие, более подробные списки засекреченных сведений. Их утверждают перечисленные в указе министерства и ведомства. В связи с существованием этих подробных списков представляет интерес следующее. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года (№ 8) говорится, что «в силу ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением суд не вправе основывать своё решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина». В решении Президиума Верховного Суда РФ от 27 марта 2002 года косвенно признаётся, что такие перечни засекреченных сведений не затрагивают порядок реализации права граждан на поиск и получение информации и как служебные документы возлагают обязанность по неразглашению государственной тайны только на сотрудников соответствующих ведомств. Этот вывод, с одной стороны, позволяет делать эти списки засекреченными или предназначенными для служебного пользования, а с другой – освобождает «неведомственных» журналистов от ответственности за разглашение тайны.

Как бы добросовестно журналист ни относился к подготовке своих материалов, далеко не всегда ему удаётся квалифицированно решить, относятся ли сведения, содержащиеся в статье или передаче, к государственной тайне. Именно поэтому многие юристы, занимающиеся массово-информационным правом, придерживаются точки зрения, согласно которой отвечать за разглашение государственной тайны может только секретоноситель, т.е. человек, официально получивший доступ к секретным сведениям и добровольно давший обязательство их не разглашать[16]. Если это так, то судить за её разглашение можно лишь военнослужащих, сотрудников спецслужб, работников секретных предприятий и других лиц, имеющих «допуск по форме №1, 2 или 3», получающих надбавку к зарплате «за секретность» и давших соответствующие подписки о неразглашении. В пользу этой позиции говорит и сам Закон «О государственной тайне», который в первой же своей статье («Сфера действия настоящего Закона») гласит следующее: данный Закон обязателен для исполнения «должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательство либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне». Управление ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области издало совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом книгу, в которой данная проблема комментируется следующим образом: «. в силу ограничительного характера Закона, он должен распространяться только на сравнительно небольшую часть населения, добровольно вступившую с государством в правоотношения по защите государственной тайны. Граждане, получившие доступ к государственной тайне в силу сложившихся обстоятельств (например, нашедшие утраченный носитель сведений или услышавшие разглашенные сведения), не должны ограничиваться из-за этого в своих правах»[17].

Те же выводы можно сделать из текста статей УК и КоАП. Статья 283 УК РФ предусматривает наказание за разглашение государственной тайны лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе. Статья 13.14 КоАП направлена против разглашения информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей. Таким образом, кодексы в качестве субъекта нарушения называют определенную группу лиц, а не всех, кто может узнать о секретных сведениях и начать их распространение. Если исследовать субъекты этого правонарушения, то не возникает вопросов с лицами, которым данные сведения были доверены. Понятно, что здесь говорится о ситуации, описанной выше: подписки, допуск и т.п. Нет сложностей и с определением тех, кому эти сведения стали известны по службе, – сюда относятся лица, занимающие (естественно, добровольно) должность, которая подразумевает, вне зависимости от их желания, непременное ознакомление со сведениями, составляющими государственную тайну (например, Президент РФ или члены парламентского комитета по безопасности). Очевидно, что журналисты, за исключением, возможно, работников армейских и флотских СМИ, совмещающих журналистскую деятельность с должностью, предусматривающей допуск к государственной тайне, к этим лицам не должны относиться.

Читайте также:  Входит ли декретный отпуск в трудовой стаж для начисления пенсии

Но третий вид субъектов – те, кому эти сведения стали известны по работе, – может представлять собой неограниченный круг людей. Эту норму возможно толковать следующим образом – любой человек, который, в силу исполнения им трудовых обязанностей или находясь на рабочем месте, фактически стал обладателем сведений, составляющих государственную тайну, подлежит ответственности по статье 283 УК РФ. В таком случае к ним должны относиться и журналисты, работой которых является поиск информации: они по работе часто находят или сталкиваются с секретной информацией, получая её, например, от не в меру болтливого должностного лица во время интервью или любым другим случайным образом. Ф.Д. Кравченко в этой связи приводит абсурдное, но наглядное сравнение: человек идет по улице и находит документ, содержащий государственную тайну. Он не выполняет в этот момент своих рабочих, служебных обязанностей и потому в случае разглашения этих сведений не будет подлежать ответственности по статье 283. Другая ситуация: дворник подметает улицу, т.е. исполняет свои обязанности. Если в этот момент он находит подобный документ и разглашает содержащиеся в нём сведения, то можно ли обвинить его в совершении уголовного преступления?[18] Вряд ли законодатель имел в виду такого работника при принятии закона. Вероятнее предположить, что фразы по службе и по работе взаимозаменяемы и используются в УК лишь для того, чтобы различать служащих (например, военнослужащих) и работников (например, работников военных предприятий).

Задача журналиста – информировать общество. Для этого ему необходимо искать сведения – в этом и состоит его работа. У него есть право, не взламывая сейфы, не прибегая к шантажу и угрозам, добывать необходимые сведения и публиковать их. И если среди этих сведений попадается информация, составляющая государственную тайну, то он не должен становиться субъектом преступления, предусмотренного статьёй 283 УК РФ.

Проблема правильного определения категорий лиц, которые должны или не должны нести ответственность за разглашение охраняемых законодательством сведений исключительно важна. До того времени, пока она не решена (а этого до сих пор не случилось), ни один журналист или любой другой гражданин, задачей которого является получение и распространение информации в военной области, в области экономики, науки и техники, внешней политики и во многих других сферах жизни, не может чувствовать себя спокойно, так как вероятность того, что эти сведения могут оказаться секретными, очень велика.

Решить данную проблему возможно путем внесения поправок в УК РФ и в Закон о СМИ. При этом можно пойти по пути, предложенному в законах нескольких субъектов Российской Федерации.

Так, статья 7 «Недопустимость разглашения тайны» Кодекса Республики Башкортостан о средствах массовой информации 1992 года содержат следующую чрезвычайно прогрессивную норму, отсутствующую в федеральном законодательстве. В соответствии с ней редакция или её сотрудник, получившие сведения, составляющие государственную либо иную специально охраняемую законом тайну, без нарушения действующего законодательства и не имеющие официального письменного уведомления о наличии в них тайны, ответственности за её разглашение не несут. До августа 2001 года подобная норма содержалась и в Законе Республики Адыгея «О печати и других средствах массовой информации» 1993 года.

Аналогичная норма содержится и в статье 4 «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации» Закона Ханты-Мансийского автономного округа «О средствах массовой информации» 1996 года, которая устанавливает, что «редакция, главный редактор, журналист, получившие информацию без нарушения действующего законодательства и не имеющие официального письменного уведомления о наличии в ней тайны, ответственности за её разглашение не несут». Однако в 2001 году этот закон был отменён до приведения его в соответствие с нормами федерального законодательства. Очевидно, предполагаемые изменения, если произойдут, коснутся и четвёртой статьи.

Гид по тайнам для журналистов

В России официально существует несколько видов информации с ограниченным доступом: где-то эта тема регулируется федеральным законом, где-то — президентскими указами и постановлениями правительства. Последствия разглашения такой информации могут быть разными. В каких-то случаях это ничем не грозит, а в каких-то журналиста могут привлечь к гражданской, дисциплинарной, административной и даже уголовной ответственности. Рассказываем, как журналисту случайно не стать распространителем секретной информации.

Как минимум материал нужно давать прочесть юристу перед публикацией. Это не всегда помогает: иногда тайну может опознать только тот, кто допущен к ней и не работает в СМИ. В случае проблем после выхода публикации стоит сразу обратиться за помощью к юристу или адвокату.

Застраховаться от всего, что может придумать государство, нельзя. Есть общие советы, которые не могут учесть всё многообразие ситуаций, но тут как с профилактикой болезней: лучше перестраховаться.

В ряде случаев редакция, главред и журналист не будут нести ответственность за тексты, в которых раскрывается какая-то охраняемая законом тайна

— если сведения есть в обязательных сообщениях властей;

— если это новость от информагентства или дословно воспроизведённый материал любого другого СМИ;

— если информацию прислали из пресс-службы учреждения, организации, госоргана;

— если это дословное воспроизведение фрагмента чьего-то публичного выступления

Журналист должен в любом случае:

— проверять достоверность информации;

— получать от граждан согласие на распространение информации об их личной жизни;

— если он кого-то снимает и записывает на аудио или видео, сообщить об этом герою снимка или видеозаписи.

Виды тайн и ответственность за их разглашение

Государственная тайна

Список сведений, относящихся к гостайне, регулируется законом 1993 года и президентским указом 1995 года. Конкретно узнать, какие сведения являются гостайной, нельзя без соответствующего допуска от государства. Поэтому гражданин может стать фигурантом уголовного дела о разглашении гостайны, даже не зная, что он её получил или распространил. Наказание за такое преступление — до семи лет лишения свободы.

Например, дело журнала «Коммерсантъ Власть». Для сборников «Вся российская армия» издание просто взяло открытую информацию о воинских подразделениях, расположенных на территории РФ. После публикации справочника одного из авторов пригласили на беседу в ФСБ, где решался вопрос о возбуждении уголовного дела. В итоге дело всё-таки не возбудили.

Служебная информация ограниченного распространения

Это несекретная информация для служебного пользования (ДСП), касающаяся деятельности организаций, ограничения на распространение которой диктуются служебной необходимостью, а также поступившая в организацию несекретная информация, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами. Работу с ДСП регулирует постановление правительства 1994 года, которое само долгое время имело ограниченное распространение.

Конкретного наказания за разглашение ДСП нет. Считается, что человека можно привлечь по статье 13.14 КоАП, но в ней говорится о разглашении информации, защищённой федеральным законом. ДСП таковой не является. При этом нет ответственности за распространение такой информации лицом, которое не было допущено к ней.

Очень часто органы власти отвечают, что та или иная информация — служебная информация ограниченного распространения, и это никак нельзя проверить.

Врачебная тайна

К ней относится вся информация о факте обращения гражданина к врачу и состоянии его здоровья. Если журналист разгласил информацию о болезни человека (или его походе к врачу) без разрешения, то пострадавший может обратиться с иском в суд о возмещении вреда (в том числе, морального). Если журналист тайно подслушал человека, сфотографировал его диагноз, что-то снял на видео, а потом рассказал об этом в публикации, то ему грозит уголовная ответственность по статье 137 УК РФ.

По сути, если у журналиста нет согласия самого человека на публикацию сведений, составляющих врачебную тайну, это всё потенциально опасная ситуация. Исключение — если человек уже сам разгласил информацию о своём здоровье.

Тайна предварительного расследования

Не подлежат разглашению данные предварительного расследования — это все сведения о расследовании уголовного дела от момента, когда его возбудили, до момента, когда его передали в суд или прекратили. За их разглашение грозит ответственность по статье 310 УК РФ, но только если человек дал подписку о неразглашении и в итоге раскрыл информацию. Кроме того, запрет на раскрытие тайны следствия не работает, если речь идёт о нарушении закона органами государственной власти и их должностными лицами, если информацию уже распространили следственные органы или огласили на открытом судебном заседании участники процесса.

Коммерческая тайна

Это информация, которую засекречивают для безопасности доходов компании: например, она сокращает неоправданные расходы, сохраняет положение компании на рынке и бережёт от материального ущерба. Некоторые сведения не могут быть коммерческой тайной — например, данные о правонарушениях компании. Ответственность за разглашение коммерческой тайны может быть административной (штраф от 1000 рублей) или уголовной (до 7 лет колонии). Надо понимать, что за разглашение коммерческой тайны не могут наказать того, кто получил её по ошибке и не имел представления, что речь идёт о коммерческой тайне.

Ссылка на основную публикацию